Перейти к основному содержанию

Интервью с командующим ВМС Украины генерал-лейтенантом И. А. Воронченко

Не так много времени прошло с того момента, как в истории ВМС Украины произошла долгожданная замена: адмирал Гайдук был сменён на генерала Игоря Александровича Воронченко.

Serg Marco

Не так много времени прошло с того момента, как в истории ВМС Украины произошла долгожданная замена: адмирал Гайдук был сменён на генерал-лейтенанта Игоря Александровича Воронченко.

Игорь Александрович со старта загруз в задачах и проблемах украинского флота, пытаясь выстроить этот организм по работоспособному принципу. И вот нам удалось взять у него интервью о том, какие изменения стоит ожидать на этом поприще.

Здравствуйте, Игорь Александрович! Как вам ваше назначение? Какие приоритетные цели у вас сейчас?

– Здравствуйте! Есть такая поговорка: «Разделять и властвовать — конечно, хорошо, но организовывать и направлять — это лучше».

Поэтому, чтобы достигнуть результата, нынешние распри мы сейчас пытаемся «потушить». Я пытаюсь объединить и сплотить коллектив, чтобы получилась команда единомышленников.

Сейчас главная задача — это социальная защита военнослужащих. Эта функция во флоте была провалена, особенно касательно размещения личного состава. Хватит уже жить на кораблях. Третий год подряд люди живут в металле — это даже для организма тяжело. Я один год прожил на «Шостке» в Севастополе, сам по себе помню, как это.

Так что сейчас есть наработки, которые я вчера озвучил замминистру Павловскому. Есть два здания, которые можно переоборудовать под контрактников. Делаем смету и выселим с суден военнослужащих Западной военно-морской базы и 1-й бригады надводных кораблей. Это сейчас приоритет для меня.

Далее. Надо разгрузить учебный центр в Николаеве, так как на его базе находятся несколько воинских частей. Но для них тоже уже определили пункты постоянной дислокации.

Конечно, все сразу потребности закрыть нельзя, нельзя распылять деньги. Когда ты начинаешь одновременно много проектов финансировать, то ни один из них не завершается. Потому принцип такой: взяли приоритетный проект, закрыли его и приступили к следующему. Сейчас указанные направления — приоритетные. И пойдём дальше.

Так и решаем вопросы. На уровне территориального КЭУ уже согласовано, чтобы за полгода сделать для 406-й ОБАГ (отдельной береговой артиллерийской группы) казарму и переселить её в военный городок. Отдельный дивизион в Белгороде-Днестровском — надо срочно делать штаб, казарму для срочников.

Офицеры, особенно которые вышли из Крыма, так и остались обделёнными. Так и осталось напряжение в плане обеспечения жильём. Мы рассмотрели все варианты, нашли возможности, чтобы продвинуть очередь и ускорить получение жилья.

Я так понимаю, что у вас сейчас напряжённые отношения с КЭЧ, потому что вы сильно углубились в этот вопрос?

– Я на совещании в понедельник поставил задачи и дал срок. Не будет сделано — буду ходатайствовать о снятии с должности. Хватит протирать штаны или отписывать бумажки, по какой причине это не сделано. Боеприпасы формата А4 не действуют, действуют реальные результаты.

Но, кроме жилищных вопросов, у нас одна из основных задач — это восстановление боеспособности частей. Сейчас идёт комплектация частей морской пехоты, формирование медицинских центров, слаживание некоторых подразделений морской пехоты, которые вышли из зоны АТО: танковый батальон, линейный батальон и 501-й батальон. Кстати, уже практически решено выделить 501-му батальону военный городок в Бердянске. Осталась пара согласований — и батальон переедет на постоянное место жительства. Ремонт нужен, но с этим мы справимся. Для батальона, который будет в Мариуполе, место тоже выбрано, но там, конечно, капитальные вложения должны быть.

На существующей базе у них есть возможности разместиться и заниматься жизнеобеспечением, потому они — на второй очереди.

Ну и ремонт кораблей — тоже болезненный вопрос.

А какое ваше видение по кораблям?

– Угрозы с моря у нас будут постоянно. Черноморский флот РФ начинает перевооружение и наращивание боевого состава. Завели два новых корабля типа «Буян» — это «Серпухов» и «Зелёный Дол», которые на вооружении имеют ракеты «Калибр». Сейчас они ведут в Средиземном море новые фрегаты «Адмирал Григорович» и «Генерал Эссен», которые тоже усилят существующую группировку.

Ну и планируют ввести две подводные лодки.

Поэтому мы должны уметь противостоять всему спектру угроз с моря. Есть проблемы: надо усиливать береговую оборону и минную составляющую; есть наработки по закупке вооружений (именно противолодочных и противокорабельных). Но сейчас надо ресурсы распределять очень экономно и рационально. Мы продолжим строить катера прибрежной зоны, создадим группировку на Азовском море и всё-таки продолжим строить корвет.

Корвет по проекту очень удачный, он отвечает всем современным требованиям. Есть проблема по ракетному вооружению, но выход найдём именно при помощи своих, украинских производственных мощностей.

Я был на заводе, видел все секции. Отличный проект.

«Сагайдачный» — хороший корабль, но он, как песочные часы, постоянно «опускается». Фрегату «Гетьман Сагайдачный» в 2016-м исполняется 24 года, а рассчитан он на срок эксплуатации в 25 лет. Гонять один корабль, чтобы демонстрировать украинский флаг во время международных учений и миссий — это одно, но надо знать время, когда стоило бы дать ему замену. А замена есть, это корвет.

Все те «секонд-хенды», которые мы можем купить в ЕС (типа фрегата «Оливер Перри») — это всё равно вчерашний день, да и обслуживание у них очень дорогое. Нам, может, и бесплатно некоторые образцы дадут, но потом их эксплуатация будет очень дорогостоящей.

Вы слышали, что волонтёры продвигают идею, чтобы с их помощью достроить корвет?

– Это я попросил волонтёров. Говорю им: «Может, шапку бросим по Украине? Корабль нужен. Я бьюсь над разными вариантами, что его достроить. Его надо достроить!».

Это будет и удар под дых кремлёвскому карлику — сами посудите, в таких сложных экономических условиях, во время войны, с ограниченным и недостаточным военным бюджетом Украина выпустила свой современный корвет. Да, у РФ ресурсов больше, чем у нас, но, учитывая то, насколько её ВПК был завязан на нас, на те же наши турбины — у неё там тоже всё посыплется.

Дело в том, что это был бы большой успех как на политическом небосклоне, так и для нас, для нашего флота. Мы могли бы показать результат этого проекта, показать миру, что мы можем. Нам надо участвовать в международных миссиях, даже после окончания войны. Это важная часть развития флота и международного военного сотрудничества.

Ещё по поводу кораблей. Что за история с катером «Прилуки» и вашим конфликтом на судоремонтном заводе?

– Проволочки разного рода и отговорки меня не устраивают. А, учитывая проволочки с ремонтом боевого корабля в военное время, я это расцениваю как саботаж. Потому отговорки меня не волнуют. Мы деньги заплатили, договор подписали — всё, работайте. Корабль должен был быть уже сделан.

Сейчас обстановка в Чёрном море накалённая — корабли там должны ходить.

В общем, я сказал, что если 25 мая не будут проведены швартовые испытания, то организую на заводе учения батальона морской пехоты со всеми спецэффектами. Пусть потом обижаются на меня.

Ну и чтобы поставить точку в диалоге. Какую миссию перед собой вы сейчас видите?

– Консолидировать коллектив, дать людям надежду на изменения и добиться их сообща. Правильно распределить ресурс, людей, возможности. Сидеть на месте нельзя. Работа с коллективом и волонтёрами, с которыми получается очень плодотворно сотрудничать, должна дать свой результат. И результат будет.

''отсканируй
и помоги редакции