Перейти к основному содержанию

Камбэк Сальвини: сможет ли итальянский популист вернуться к власти

Свадьба с кричалками и весёлая карьера
Источник

Примечание редакции. Американские горки популизма Маттео Сальвини. О взлётах и падениях в заигрывании с народными массами итальянского политика, а также его перспективах — в материале Джеймса Рейнолдса для ВВС.

Министерская карьера Маттео Сальвини внезапно завершилась в конце августа 2019 года. Тогда, выступая в парламенте, премьер-министр Италии Джузеппе Конте осудил весь образ работы своего номинального депутата. Сальвини, сидя рядом с Конте, приподнял плечи, показывая, как ему всё равно. Затем он пошёл присоединиться к остальной части своей партии в новообразованной оппозиции. Коалиционное правительство, состоящее из членов партии «Лига Севера» и движения «Пяти звёзд», распалось. Пятнадцать месяцев популистского эксперимента внезапно подошли к концу.

Это был потрясающий поворот. Сальвини спровоцировал падение своей собственной коалиции. Он хотел конвертировать своё лидерство в общественных опросах, чтобы получить как можно большую власть на внеочередных выборах. Однако у такой азартной игры был роковой недостаток: политик явно не рассчитывал на то, что противники объединятся, чтобы остановить его. Движение «Пяти звёзд» вдруг пришло к согласию с откровенно левоцентристской Демократической партией, и Сальвини, возможно, теперь придётся ждать в оппозиции до следующих всеобщих выборов. Они пройдут лишь в 2023 году.

Недавний соратник новой власти больше не является самым влиятельным политиком Италии. Теперь он коротает время, проводя митинги и критикуя своих бывших партнёров по коалиции, включая лидера «Пять звёзд» Луиджи Ди Майо. Тот, по его словам, «не оказался серьёзным человеком». Однако Сальвини обещает отыграть упущенные позиции. «Давайте подготовимся! На следующих выборах мы вернёмся и возьмём эту страну в свои руки», — сказал он позже своим сторонникам в Бергамо (север Италии).

Но впервые за более чем год популист больше не диктует повестку дня страны. Теперь он действительно один.

Я впервые увидел Сальвини лично в Риме накануне всеобщих выборов 2018 года. Стоя, куря в своём зелёном пуховике, он смешался со своими телохранителями и помощниками. Политики в Италии, как правило, предпочитают сшитый на заказ костюм и рубашку, которые выделяют их среди поддерживающих актёров. Но не Сальвини. Лишь в некоторых случаях он надевает галстук, который почти всегда ослаблен на воротнике.

Журналисты вежливо ждали, пока Сальвини курит и проверяет свой телефон.

«Почему ты против мигрантов?», — спросил я его, когда он докурил свою сигарету.

«Я против нелегальных мигрантов, — поправил меня собеседник. — Слишком многие из них опасны для Италии и Европы».

Его слова действительно вызвали отклик в сердцах избирателей. Партия «Лиги Севера» выдала результаты получше тех, которые ожидались на выборах. В июне 2018 года Сальвини уже был приведён к присяге в качестве заместителя премьер-министра и министра внутренних дел в коалиционном правительстве. Тогда, в удачные для популистов времена, продвижению помог союз с движением «Пять звёзд». Обе стороны назначили неизвестного бывшего профессора права Джузеппе Конте как бессильного премьер-министра. На самом деле именно Сальвини стал наиболее влиятельной фигурой в правительстве.

Это была кульминация политической карьеры, которая началась, когда он был подростком. Этот человек когда-то попал в политику как левый сепаратист, прежде чем превратиться в ведущего представителя жёстких правых националистов Италии. Да-да, Сальвини вступал в «Лигу Севера» в те времена, когда политическая сила добивалась полной независимости региона от остальной Италии. Партия считала, что Юг страны сдерживает более богатый Север, и её члены любили шутить в своих песнопениях о том, что южане грязные и ленивые.

Там неприятный запах,
Даже собаки убегают.
Должно быть, это неаполитанцы прибывают,
У них холера. Пострадавшие от землетрясения,
Они никогда не мылись с мылом.

В Италии все политические партии имеют свои мини-государства. Сальвини нашёл работу в собственной газете «Лиги Севера» и на её радиостанции, заняв своё место в левом крыле движения — точку, которую он рекламировал, нося булавку Че Гевары.

Алессандро Морелли — близкий друг Сальвини, который вырос вместе с ним и теперь является членом парламента от «Лиги».

«Мы всегда будем вовлечены в политику, хотя бы на низовом уровне, — говорит он. — Мы ставили плакаты, устраивали беседки, распространяли пропаганду — всегда были близки с людьми. Даже тогда вы могли видеть, что у него (Сальвини) были замыслы лидера».

В двадцатилетнем возрасте (1993 год) будущий раскольник коалиции был избран в городской совет Милана. Шесть лет спустя он уже отказался пожать руку итальянскому президенту Карло Азельо Чампи.

«Нет, спасибо, — заявил молодой популист. — Вы не представляете меня».

Антиюжные взгляды Сальвини омрачали ему и личную жизнь. Более того, досталось даже его собственной свадьбе. В 2003 году политик женился на Фабриции Иелуцци, однако уже в 2010 году брак закончился разводом.

«Это было сумасшествие, — говорит бывшая жена политика. — Я родом из Апулии, на юге Италии, и он с севера. У него там было всего четверо родственников, а у меня 200. Когда мы собирались разрезать торт, Маттео снял свою рубашку и надел зелёную одежду, в цветах ˮЛигиˮ. Все его друзья начали петь [антиюжные] песни своей партии. И все мои родственники из бального зала начал свистеть. Но ведь это была моя свадьба!».

Сальвини продолжал служить членом Европейского парламента, но не хотел проводить всю свою карьеру в качестве нишевого политика. Распад Италии — основной приоритет «Лиги Севера» — вряд ли когда-нибудь произойдёт. Политик хотел национальной власти, что означало превращение «Лиги Севера» в партию общенационального масштаба. В 2013 году, когда политсила набрала около 4% голосов, он таки завоевал в ней лидерские позиции.

Так Маттео постепенно переключил своё внимание. Он решил, что главным врагом теперь будет не итальянское государство. Вместо него роль антигероя сыграет Европейский Союз.

«Когда была построена неправильная Европа, мы поняли, что враг больше не был просто Римом. Он переместился в Брюссель», — говорит Алессандро Морелли, член «Лиги» и давний союзник Сальвини. Сальвини исключил «Север» из названия «Лиги» и окончательно превратил свою партию в национальное движение.

Но, что особенно важно, он сохранил стиль своей политсилы — её популистский посыл о том, что враги угрожают людям, простой для понимания месседж. Помимо Европы, Сальвини выделил ещё одну ключевую угрозу — иммиграцию. Немудрено, ведь с 2014 года более 640 тысяч мигрантов высадились на берегах Италии. Да, многие с тех пор переехали в другие европейские страны, но другие всё же остаются на месте.

«Он — хамелеон. Политик, меняющий цвет и форму в зависимости от своего удобства и политического момента», — говорит Маттео Пуччарелли, автор книги «Анатомии популиста: правдивая история Маттео Сальвини».

Деятель продемонстрировал два явно противоречивых навыка, в которых нуждается любой успешный популистский политик. Есть основное послание, есть готовность изменить / отказаться от своей позиции в случае необходимости. Бывший премьер-министр Сильвио Берлускони сделал себя крупнейшим брендом своего движения, поэтому Сальвини решил сделать то же самое.

В то время Италию возглавлял Маттео Ренци из левоцентристского центра, политик, действовавший по образцу Клинтон, Блэра и Обамы. В Италии наверняка найдётся место для анти-Ренци: человека, который не посвящал всё своё время тому, что проводил семинары о глобализации. Удивительно, но никто не занимал это место в итальянской политике. Маттео Ренци был слишком ярым сторонником глобализма.

Вечно амбициозный Берлускони, возможно, говорил простым и понятным способом, но миллиардер-сборщик футбольных команд и романтических отношений вряд ли был тем, кто был на самом деле нужен. А основатель популистского движения «Пять звёзд» Беппе Грилло был слишком ярким и красочным, чтобы казаться нормальным. Возможный преемник Ренци на посту премьер-министра Паоло Джентилони оказался настороженным аристократом, осторожным в средствах массовой информации, который, скорее всего, был бы счастлив спокойно обсудить что-то вне политики — например, ту же историю фресок.

Чем больше Сальвини действовал как обычный, хотя и движимый рекламой, итальянец, тем больше он связывался с публикой. Он также осознал, что политикам, проводившим большую часть своего времени за разговорами о врагах, также необходимо проявить чувство веселья. Так, в декабре 2014 года он попал полуголым на обложку журнала сплетен «Oggi», одетый только в зелёный галстук партии «Лига». Заголовок спрашивал: «Вы бы доверили Италию этому человеку?»

«Пока что нет», — отвечала страна. Но поддержка партии Сальвини стабильно росла на фоне новых и новых опросов. Политик продолжал вести своё телефонное шоу на собственной радиостанции «Лиги». Кроме того, как и другие популисты, ради раскрутки он принялся снимать и публиковать свои видео в сети.

«Сальвини использует слова и идеи, которые были впервые разработаны в крайне правых кругах… Например, теория заговора. Сальвини переводит эти идеи на телевизионный язык — вещи, зародившиеся в инкубаторах ультраправых как в Италии, так и в Европе», — говорит Валерио Ренци.

Политик подаёт почти каждое своё сообщение со смесью шуток и несерьёзных предупреждений. «Сколько мигрантов вы принимаете дома? А ты ведь ешь бананы? В эти дни, когда их не ешь, знай: ты расист», — сарказмировал он в апреле 2014 года с одним из ведущих на радио.

«150 мигрантов прибывают в Венето на этой неделе и распределяются по региону, — сказал он слушателям своего телефонного шоу в феврале 2015 года. — Это этническая замена, координируемая Европой».

Во время предвыборной кампании 2018 года Сальвини назвал мигрантов «армией воров и преступников». В каждой стране слова и фразы несут свои воспоминания. Прямой язык этого человека напоминает итальянцам эпоху Муссолини в 1920–1930-х годах.

В частности, предложение Сальвини о том, что общины рома Италии должны быть подвергнуты собственной переписи, было напоминанием законов о расе 1938 года, принятых при Муссолини. Конечно же, это не повод, чтобы обвинять самого Сальвини в фашизме. Просто следует отметить, что его риторика вписывается в исторические хроники.

Целью словесных атак популиста стала Лаура Больдрини, спикер нижней палаты парламента с 2013 по 2018 год. Она убеждала Сальвини прекратить выпады в сторону мигрантов и начать работать над реальными проблемами, стать компетентным и надёжным политиком. И многие итальянцы действительно разделяют мысли Болдрини. Но вряд ли это сильно повлияет на цель раскольника, ведь его друзья открыто говорят: он хорошо игнорирует критику.

«Он смеётся над всеми шутками о нём, — говорит его бывшая жена Фабриция. — Я никогда не видела, чтобы он обижался на шутку, которую кто-то рассказывает о нём. Не знаю, как это получается, но он действительно хорош».

Впрочем, так бывает далеко не всегда. Кожа Сальвини может быть тоньше, чем утверждают его союзники. В июле 2018 года политик начал судебный процесс против писателя Роберто Савиано после того, как тот обвинил его в оказании помощи мафии.

Лидер «Лиги» разделяет насмешки либеральных критиков со своим растущим числом союзников в националистических движениях на Западе. Сальвини постоянно высказывался в поддержку Марин Ле Пен во Франции, а также президента США Дональда Трампа. Он также был замечен на Красной площади в Москве, счастливо одетый в путинскую футболку. В 2014 году популист вообще отправился в Северную Корею и по возвращении заявил: «Я счастлив, что уехал. У меня великолепное чувство общности. Многие дети там играют на улицах, а не со своими игровыми приставками». (Примечание редактора. О да, в КНДР при необходимости итальянцу показали бы игровую зенитку.)

Вскоре после вступления в должность Сальвини объявил о намерениях создать общеевропейскую ассоциацию националистических партий, способную изменить направление Европейского Союза. Это ставит его в прямую оппозицию президенту Франции Эммануилу Макрону, фактическому лидеру либеральных движений континента. Соревнование Сальвини и Макрона может прийти к определению будущего Европейского Союза.

В предыдущие годы многие простые итальянцы крайне неохотно поддерживали бы человека из партии, оскорбляющей южан, европейцев и мигрантов. Однако Италия сильно изменилась. В данный момент это действительно страна Маттео Сальвини. Однако у населения всё равно остаётся старая привычка: отвергать тех, кого оно недавно считала спасителями.

«Я не думаю, что это может продолжаться в долгосрочной перспективе. Этот непрерывный цикл атак, попытки отвлечь внимание, создание иллюзий, изменение восприятия реальности... Такие трюки могут работать для достижения власти. Но подобные вещи не могут продолжаться, когда вы уже находитесь в правительстве», — говорит биограф Сальвини Маттео Пуччарелли.

Видимо, это не так.

Перевод Макса Гадюкина.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...